Посол России в США А.И.Антонов выступил на ежегодном заседании Международного консультационного совета Центра изучения проблем нераспространения им. Дж.Мартина при Мидлберрийском Институте
Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8914 | Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
25 октября

Посол России в США А.И.Антонов выступил на ежегодном заседании Международного консультационного совета Центра изучения проблем нераспространения им. Дж.Мартина при Мидлберрийском Институте



Дорогие друзья,

Спасибо за эту возможность выступить и поделиться некоторыми мыслями о состоянии российско-американских отношений в сфере контроля над вооружениями.

Две великие ядерные державы – Россия и США – должны бережно относиться к двусторонним отношениям. От нас во многом зависит стратегическая стабильность в мире. Неслучайно, что не только Москву и Вашингтон, но и столицы других государств волнует накопившийся в последние годы ворох проблем и раздражителей в двусторонних делах.

Женевский саммит в июне позволил лидерам двух государств посмотреть на существующие проблемы и определить магистральные пути, по которым должны двигаться два наших государства. В результате встречи президентов В.В.Путина и Дж.Байдена появились пусть и скромные, но ростки позитива. Сегодня важно переломить прежнюю негативную тенденцию и сделать конкретные осязаемые шаги по выходу из опасного тупика в двусторонних отношениях.

Главное, чего удалось добиться нашим лидерам, – принять заявление по стратегической стабильности и условиться о запуске профессионального субстантивного диалога. 30 сентября в Женеве прошел второй раунд консультаций межведомственных делегаций под руководством заместителей глав внешнеполитических ведомств. Разговор развивается в правильном направлении, носит профессиональный и предметный характер. Уже сегодня можно говорить о таком важном результате, как определение цели стратдиалога. Две стороны согласились о том, что в его основе будет определение параметров режима контроля над вооружениями в развитие действующего ДСНВ.

Делегациям удалось решить организационные моменты. Созданы две рабочие группы для обсуждения общих подходов к инструментам перспективного контроля над вооружениями, рамок и целей будущего режима.

Стороны условились также заняться конкретными видами и классами вооружений, технологиями и действиями, оказывающими влияние на стратегическую стабильность.

Хотел бы отметить, что в данном контексте предполагается не только обсуждение конкретных видов и классов ядерных и неядерных вооружений, способных решать стратегические задачи, но и действий сторон, которые имеют «стратегический эффект».

Как мы понимаем, такой подход дает возможность выйти двум делегациям на пакет договоренностей и пониманий, которые могут иметь различный статус и включать меры как в области контроля над вооружениями, так и в сфере снижения рисков.

По нашему мнению, ни в одной из рабочих групп, как и на пленарных заседаниях в целом, не должны выдвигаться какие-либо «предусловия» для обсуждения тех или иных тем. Российская сторона готова обсуждать любые вопросы из сферы национальной безопасности и стратегической стабильности. Хотелось бы надеяться, что наши приоритеты и озабоченности не будут проигнорированы американскими коллегами.

Важно, чтобы консультации носили комплексный характер. К слову, это закреплено в совместном заявлении президентов от 16 июня. Оно обязывает стороны рассматривать все значимые факторы стратегической стабильности – как традиционные, так и новые, – а также их взаимосвязи.

Мы последовательны в своих подходах к стратегической стабильности – вас не удивят наши планы поднять вопросы взаимосвязи между СНВ и стратегическими оборонительными вооружениями. Хотели бы достичь более четкого понимания между нашими делегациями и странами по данному поводу. Для нас это важнейшая проблема в контексте следующего соглашения, которое придет на смену ДСНВ.

Непростой разговор предстоит по РСМД. Нас не удовлетворяет нынешнее положение дел в этой области, и мы хотим понять, что нам нужно сделать вместе для того, чтобы не допустить гонку таких вооружений и предотвратить их размещение в любой части земного шара. Напомню в этом контексте известные российские предложения о готовности воздержаться от развертывания РСМД в тех районах и до тех пор, пока США не предпримут соответствующие антироссийские шаги.

Думаю, было бы важно поговорить по гиперзвуковым и другим высокоточным неядерным средствам, в том числе беспилотным системам, с акцентом на те, которые способны решать стратегические задачи.

Кроме того, хотели бы рассмотреть количественные и качественные аспекты соотношения сил двух стран и их союзников в области как ядерных, так и обычных вооружений. В том числе особенности их развёртывания, оказывающие влияние на стратегический баланс. А также ситуации, чреватые угрозой вооружённых конфликтов между нашими странами, и возможные пути их предотвращения.

Российский подход – абсолютно прагматичен. Мы предлагаем сфокусироваться на наиболее опасных с точки зрения «подрыва» баланса сил вооружениях. А именно – на системах доставки, способных в первом ударе поразить цели на национальной территории другой стороны, а также на развернутых боезарядах.

Однако не секрет, что по ключевым проблемам стратегической повестки между нашими странами сохраняются существенные различия.

Например, американская сторона настаивает на расширении нынешнего режима контроля над вооружениями, базирующегося на Договоре о СНВ. Стремится охватить все виды ядерного оружия. Наши американские коллеги относят сюда любые развернутые и неразвернутые ядерные боезаряды на носителях как межконтинентальной, так и иной дальности. При этом в Вашингтоне не скрывают, что приоритетом в плане ограничения является наше нестратегическое ядерное оружие и новейшие стратегические вооружения.

Россия в этом отношении занимает последовательную позицию. Обязательное предварительное условие для обсуждения НСЯО – вывод из Европы американских боезарядов данного класса на национальную территорию. А также – ликвидация инфраструктуры по хранению и обслуживанию указанных вооружений, прекращение практики «совместных ядерных миссий» в рамках НАТО.

Что касается наших новейших страткомплексов, то некоторые уже поставлены или будут поставлены в засчет по ДСНВ. При этом мы не отказываемся от обсуждения роли и места прочих стратситсем в будущих режимах контроля над вооружениями.

Понимаем, что за годы отсутствия диалога по стратегической стабильности между двумя странами накопилось много вопросов. Однако важно сосредоточиться на главных и не политизировать набирающий силу профессиональный разговор по стратегической стабильности. Разумеется, если американская сторона представит свои аргументы о расширении диалога по стратегической стабильности, мы готовы будем их выслушать, попытаться разобраться и определить, где, когда и в каком формате американские идеи могут обсуждаться.

Хотел бы отметить важность использования переговорного опыта ДСНВ. 11 лет тому назад наши отношения были также непростыми, однако мы сумели выделить главное и сосредоточиться на ключевых проблемах, выйти на единый знаменатель и в итоге создать договор, который даже наши критики называли «золотым стандартом» в области контроля над вооружениями.

Как и все прошлые десятилетия, мы настроены выйти на юридически обязывающие соглашения, однако не исключаем и другие форматы. Сейчас было бы неправильно предопределять возможные результаты, надо садиться и работать.

Иными словами, нельзя допустить ситуации, при которой наши страны останутся без контрольных механизмов в стратегической сфере по истечении срока действия ДСНВ. Достижение осязаемого результата станет мощным сигналом мировому сообществу о приверженности России и США поддержанию международного мира и безопасности. Кроме того, потенциальный результат несомненно позитивно скажется на стабильности Договора о нераспространении ядерного оружия.