Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8907
Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
Интернет-приемная
27 сентября
Ответы посла России в США Анатолия Антонова на вопросы «Эха Москвы»

– Ваше мнение о перспективах разоружения — ДРСМД, продление ДСНВ? 

 - Что касается ДСНВ, то по итогам встречи с Д.Трампом в Хельсинки Президент России В.В.Путин сказал о необходимости дальнейшей совместной работы по проработке всего комплекса военно-политического и разоруженческого досье. Один из ее элементов – это продление действия ДСНВ. В администрации США нам говорят, что вопрос находится в проработке. Рассчитываем, что позиция Вашингтона сформируется в ближайшее время. По ДРСМД считаем необходимым вести профессиональный диалог, на экспертном уровне обсуждать перспективы снятия взаимных озабоченностей. Через прессу и информвбросы еще никому не удавалось решить такие сложные вопросы. В целом, восстановление двустороннего взаимодействия по комплексу вопросов стратегической стабильности и нераспространения ОМУ отвечает интересам поддержания международной безопасности. Американской стороне в Хельсинки были переданы конкретные предложения на эту тему. Ожидаем, что Вашингтон в скором времени завершит межведомственное согласование подходов по данной проблематике. В данном контексте рассчитываем на возобновление консультаций по стратстабильности на уровне заместителей руководителей внешнеполитических ведомств. 

 – Каковы перспективы контроля за химическим оружием – в контексте Башара Асада и дела Скрипалей? 

 - Международный контроль за химическим оружием существует – это Конвенция о запрещении химического оружия. Российская Федерация полностью завершила химическую демилитаризацию в 2017 г., что подтверждено Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО). Сирийские запасы отравляющих веществ были уничтожены несколько лет назад в результате совместных усилий России и США. Вместе с тем Вашингтон – крупнейший обладатель химоружия – до сих пор не от выполнил свои обязательства по его уничтожению. Что касается отравляющего вещества, получившего в странах Запада название «новичок», то с середины 1990-х гг. не менее 20 государств проводили его исследования. Образцы «новичка» были и в британской военной лаборатории «Портон-Даун». Российская Федерация решительно отвергает безосновательные обвинения в причастности к отравлению токсичными химикатами российских граждан Сергея и Юлии Скрипаль. Мы – за проведение тщательного, непредвзятого и объективного расследования произошедшего. Много раз предлагали британской стороне совместные действия. Однако наши призывы к разумному диалогу оказались проигнорированы. Говоря о Сирии – настаиваем на том, чтобы инспекционные группы ОЗХО четко следовали процедурам проверки сообщений о химинцидентах. Выезжали на места предполагаемых химатак, и проверяли всю доступную информацию о них, а не ограничивались сбором данных из открытых источников и соцсетей. Это особенно актуально сейчас, когда появляются все новые факты о готовящейся боевиками химпровокации в Идлибе. Призываем со всей серьезностью отнестись к имеющейся на этот счет информации. Однако некоторые западные государства предпочитают ее игнорировать. Также как они проигнорировали организованный нами в Гааге брифинг, когда якобы жертвы химической атаки в Думе рассказали об организованной «белыми касками» провокации. 

 – Как влияют на Россиию многочисленные санкции и каковы дальнейшие действия России в этом вопросе? 

 - На двусторонних отношениях сказывается внутриполитическая ситуация в США. Сейчас все в Америке диктуется предвыборной конъюнктурой. Русофобы всех мастей торопятся перед выборами заработать «политические очки». Пытаются заблокировать любые позитивные сдвиги в двусторонних делах. В конгресс внесен ряд новых антироссийских законопроектов. Их авторы декларируют намерение нанести «сокрушительный удар» по российской экономике. Увы, не отстает и исполнительная власть. В августе состоялась серия «рестрикционных раундов» в рамках «северокорейского сюжета». В конце прошлого месяца администрация под надуманным и безосновательным предлогом («дело Скрипалей») установила запрет на любое госфинансирование и на экспорт в Россию любых товаров и технологий, имеющих статус «чувствительных». Параллельно нам предъявлен ультиматум – вменяют в обязанность разрешить некие «инспекции на местах», чтобы подтвердить, что правительство «не использует хим– и биооружие», требуют от нас «гарантий» их «неприменения» в будущем. Заявляют о готовности применить против нас в ноябре новые меры – вплоть до запрета на экспорт и импорт товаров, понижение уровня дипотношений, отказ в обслуживании российских авиакомпаний. В соответствии с санкционным законом, Белый дом грозит наказаниями покупателям продукции нашего машиностроения и ВПК. Недавно расширил список наших предприятий, за сотрудничество с которыми можно попасть под рестрикции, включив в него завод «Сухого» в Комсомольске-на-Амуре. Что это, как не проявление нечистоплотной конкуренции? Односторонние санкции – это не политика. Это конвульсивная реакция на внешнюю и внутреннюю политику страны, которая считает вправе выстраивать свою линию поведения в соответствие с международными обязательствами. Линию, направленную на процветание государства, улучшение благосостояние народа, на формирование независимого внешнеполитического курса. Неужели еще кто-то думает, что санкциями можно сломать Россию?! Это недальновидные действия. Продолжим действовать прагматично, реагируя на санкции в соответствии с принципом взаимности. Россия адаптировалась к санкционному давлению. Остаемся открытыми к выстраиванию взаимоуважительных отношений с США на основе реального учета интересов друг друга. 

 – Какова сейчас ситуация с российскими гражданами в американских тюрьмах – Марией Бутиной, Константином Ярошенко, Виктором Бутом? 

 - Дела В.Бута, К.Ярошенко и М.Бутиной, ставших жертвами судебного произвола в США, закономерно получили широкий резонанс. Всех троих объединяет то, что их лишили свободы за преступления, которых они не совершали. В.Бута и К.Ярошенко упекли в тюрьму на 25 и 20 лет, за абсурдный «сговор», организованный самими агентами спецслужб США. Студентке М.Бутиной грозит тюремный срок за активную жизненную позицию и общественную деятельность. Дополнительно тревожный момент – это то, что права наших граждан в американских тюрьмах систематически нарушаются. Им подолгу не предоставляют медицинскую помощь (о ее качестве отдельный разговор), под надуманными предлогами ужесточают режим содержания вплоть до помещения в карцер, давят психологически, лишая льгот, доступных другим заключенным. Доходит до прямых пыток и издевательств. К.Ярошенко при аресте выбили зубы. В.Бута посадили в спецблок для террористов. М.В.Бутиной в СИЗО не давали спать ночью. После визитов наших консулов и адвокатов подвергали ее обыскам с полным раздеванием. Хотелось бы, чтобы международные правозащитные организации обратили, наконец, внимание на факты вопиющей дискриминации россиян в тюрьмах США. Со своей стороны, будем и впредь жестко реагировать на факты нарушения законных прав российских заключенных. Продолжим добиваться освобождения В.Бута, К.Ярошенко и М.Бутиной и других соотечественников из американских застенков и их возвращения домой. Мы в своей правоте уверены. 

 – Есть ли подвижки в ситуации с российской дипломатической собственностью за рубежом? 

 - То, что сейчас происходит с российской дипломатической недвижимостью, не поддается логике и здравому смыслу. Есть поговорка: «Мой дом – моя крепость». А американцы взяли и отобрали чужое вопреки международному праву и собственному законодательству, гарантирующему неприкосновенность права собственности. В случае с объектом нашего Постпредства в Нью-Йорке налицо также нарушение США своих международных обязательств как страны пребывания штаб-квартиры ООН. При этом у нас не только изъяли наше имущество, но и даже не пускают посмотреть, все ли нормально в зданиях. Постоянно поднимаем этот вопрос в контактах с американцами на различных уровнях, направляем регулярные ноты в госдепартамент. Но в ответ получаем отказ без объяснения причин. Сведения о незаконных действиях США уже включены в доклад Генсекретаря ООН по пункту повестки дня 73-й сессии Генассамблеи ООН «Рассмотрение эффективных мер по усилению защиты, безопасности и охраны дипломатических и консульских представительства и представителей», который будет обсуждаться в Шестом (юридическом) комитете Генассамблеи. 

 – Насколько успешно взаимодействуют Россия и США по вопросу киберпреступности?

 - Мы за решительные меры борьбы с преступлениями в сфере информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Нужен равноправный и справедливый миропорядок в цифровой сфере, при котором были бы защищены интересы всех. Важно обеспечить соблюдение принципов государственного суверенитета, неприменения силы, невмешательства во внутренние дела других государств, основных прав и свобод человек, а также равные права для всех государств на участие в управлении сетью Интернет. Приоритетом считаем создание полноценной международно-правовой базы сотрудничества и единой терминологической базы. В этой связи предложили разработать под эгидой ООН универсальную конвенцию по противодействию преступлениям в сфере ИКТ. В ходе нынешней сессии Генассамблеи представим проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». К сожалению, американская сторона наши инициативы не поддерживает. Вашингтон делает ставку на наращивание собственного киберпотенциала, готовится к ведению наступательных операций в виртуальном пространстве, расширяет соответствующие полномочия пентагона. Обратила на себя внимание опубликованная на днях Национальная киберстратегия США, в которой четко прописано, что сотрудничать американцы намерены исключительно с «союзниками и партнерами». Россию же прямо называют «соперником». 

 – Что касается кризисов на Ближнем Востоке и в Корее – у России и США общие задачи или противоположные? 

 - Россия и США могли бы взаимодействовать в интересах укрепления мира и безопасности на Ближнем Востоке. Основы для этого имеются. Наши страны разрабатывали международно-правовую базу разрешения региональных конфликтов – в Сирии, Йемене. А также одной из центральных международных проблем – достижение мира между Палестиной и Израилем. Однако частенько США предпочитают действовать в одиночку, не обращая внимания на шаги других государств. При нашей открытости к диалогу и взаимодействию мы не навязываемся в партнеры. Стремление к сотрудничеству должно быть взаимным, основанным на доверии, на приверженности международным решениям и обязательствам. Как только США будут готовы к такой работе, за нами дело не станет. В Вашингтоне не раз заявляли, что заинтересованы сотрудничать с Россией в тех сферах, где это отвечает общим интересам. Корейское урегулирование – одна из них. Возможностей для взаимодействия России и США здесь немало. Наши страны выступают с близких позиций, подразумевающих демонтаж ядерной программы КНДР, голосовали в Совете Безопасности ООН «за» санкционные резолюции, призванные ограничить возможности северокорейцев развивать военный атом. Российская сторона последовательно выступает за снижение напряженности, поддержание мира и стабильности на полуострове, решение всех его проблем политико-дипломатическими методами. Ради достижения главной цели – денуклеаризации полуострова – мы поддерживаем плотные, активные и конструктивные контакты с северокорейской «командой» администрации, готовы к их всестороннему углублению. Мы приветствуем усилия США по установлению прямого диалога с руководством КНДР. Рассчитываем на позитивный результат. Хотел бы напомнить, что около года назад Россия и Китай разработали «дорожную карту», которая предполагает поэтапную деэскалацию напряженности, создание устойчивой системы мира и безопасности в Северо-Восточной Азии, включая денуклеаризацию Корейского полуострова. Усилия по урегулированию ситуации вокруг северокорейской ядерной программы идут в русле этого документа.