Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8907 | Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
12 января

Выступление А.И.Антонова на телесеминаре Академии переговоров по контролю над вооружениями

Перспективы контроля над вооружениями после выборов в США

Перед тем как говорить о перспективах контроля над ракетно-ядерными вооружениями, было бы логично охарактеризовать текущее положение вещей в этой сфере. Подвести краткий итог российско-американскому взаимодействию по стратегической проблематике за последние четыре года. Скажу прямо - контроль над вооружениями (КВ) находится в глубоком кризисе. Всего лишь за последние два года перестал существовать ДРСМД, нанесен серьезный удар по ДОН, в состоянии неопределенности находится судьба ДСНВ. Во внешней политике государств возрастает роль силового фактора и одностороннего доминирования в военной области. Расшатывается десятилетиями поддерживавшийся стратегический баланс, возрастает конфликтный потенциал. На этом фоне все большую значимость приобретает роль России и США в поддержании международного мира и безопасности. Прежде всего, как постоянных членов Совета Безопасности ООН и крупнейших ядерных держав. Осознавая свою особую ответственность, Россия даже в условиях чрезвычайно сложных отношений с США не прекращала усилий по восстановлению регулярного двустороннего диалога по стратегической проблематике. В июне-октябре состоялся ряд российско-американских консультаций. В их числе три полноформатных межведомственных встречи под председательством заммининдел С.А.Рябкова и спецпосланника президента по КВ М.Биллингсли. А также сессия экспертных рабочих групп по космической безопасности, доктринам и боезарядам, верификации и транспарентности. Вопросы КВ затрагивались и на встрече секретаря Совбеза России Н.П.Патрушева и помощника президента США по нацбезопасности Р.О’Брайена в Женеве 2 октября. Положительный итог – дискуссии носили неангажированный, субстантивный характер. Стороны были нацелены на лучшее понимание подходов и «красных линий» друг друга. Продемонстрировали заинтересованность в определении перечня вопросов, по которым возможен дальнейший прогресс. Также к позитивным результатам консультаций следует отнести отказ Вашингтона от утопического требования о немедленном подключении к двустороннему процессу по КВ Китая. В целом, стороны подтвердили обоюдную заинтересованность в продолжении диалога по стратстабильности и КВ. Условились продолжать взаимодействие на основе взаимного учета интересов и озабоченностей. Камнем преткновения стал вопрос пролонгации ДСНВ. Еще в декабре 2019 г. российская сторона предложила продлить Договор без каких-либо предварительных условий. И это несмотря на наши озабоченности тем, как США подходят к выполнению ряда своих обязательств по соглашению. Нами было принято решение вернуться позже к урегулированию этого вопроса. 16 октября Президент России В.В.Путин предложил американской стороне продлить ДСНВ как минимум на один год. Тем самым мы пошли навстречу США - для нас предпочтителен срок в 5 лет. Однако мы столкнулись с неготовностью американских партнеров к пролонгации Договора в том виде, как он был подписан. Вашингтон пошел по пути навязывания неприемлемых условий для продления соглашения. Например, коллеги настаивали на возврате к верификационным процедурам времен «холодной войны». Хочу подчеркнуть, что Россия никогда не отказывалась от контроля за соблюдением будущих возможных договоренностей. Наоборот: мы выступали и продолжаем выступать за обязательное наличие верификационного компонента в любых соглашениях по сокращению и ограничению вооружений. При этом наша позиция состоит в том, что любой верификационный режим должен полностью соответствовать предмету и охвату соответствующего соглашения по контролю над вооружениями. Именно об этом нам так и не удалось договориться с уходящей администрацией США. Таким образом, консультации с нынешней администрацией по продлению ДСНВ и более широкой проблематике стратстабильности в очередной раз зашли в тупик. Очевидно, что для возобновления регулярного диалога требуется существенная политическая воля. Остается лишь ожидать, пока следующая администрация определиться с подходами к пролонгации Договора и КВ в целом. Со своей стороны, Россия открыта к субстантивному обсуждению технических деталей продления ДСНВ. Шансы на достижение договоренности до истечения срока действия соглашения 5 февраля 2021 г. еще остаются. Хотелось бы надеяться, что новая команда Белого дома продемонстрирует аналогичное стремление и проявит политическую волю. Пролонгация ДСНВ на 5-летний период позволит сохранить ограничения на стратегические наступательные вооружения, а также поддерживать нынешний уровень транспарентности и предсказуемости в стратегических отношениях между Россией и США. Кроме того, что не менее важно, выигранное в результате продления Договора время можно было бы использовать для проведения комплексных двусторонних переговоров о будущем контроля над ракетно-ядерными вооружениями с обязательным рассмотрением всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность. Это – ПРО, ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования, средства «глобального удара», гиперзвуковые системы доставки, перспективное космическое оружие и т.д. Таким образом, мы ведем речь о выработке нового «уравнения безопасности», учитывающего новейшие типы вооружений, перспективные технологии и новые политические реалии. Мы предлагаем не ограничиваться традиционными стратегическими вооружениями – такими как МБР, баллистические ракеты подводных лодок и тяжелые бомбардировщики. Считаем необходимым включить в указанное «уравнение» все ядерные и неядерные вооружения, которые могут выполнять стратегические задачи. Не раскрою секрета, если скажу, что выше обозначенная позиция по будущему КВ была изложена американской стороне в ходе стратконсультаций. Наш подход заключается в том, чтобы совместно с Вашингтоном определить вооружения, которые представляют угрозу для национальной территории каждой стороны. Мы должны учитывать количественные и качественные аспекты баланса сил между Россией и США. Таким образом, мы обозначили готовность обсуждать ограничения на развернутые ядерные боезаряды, способные нанести удар по национальной территории другой стороны. А также количественные и географические ограничения на развертывание систем ПРО. После продления ДСНВ можно было бы обсудить и расширение состава участников договоренностей по КВ. Вместе с тем Россия считает несостоятельными попытки оказать на какую-либо страну международное давление с целью вовлечения ее в указанный режим. Консультации и переговоры по КВ должны вестись на свободной, добровольной основе с учетом законных интересов сторон. Российская позиция в этом отношении хорошо известна. Мы заинтересованы в присоединении к диалогу Великобритании и Франции. Они обладают сопоставимыми с китайскими запасами ядерных вооружений. А также плотно координируют с Вашингтоном политику в военной ядерной сфере в рамках союзничества по НАТО. Дальнейшие отношения с Вашингтоном в области КВ будем выстраивать исключительно на паритетной основе, с опорой на принцип взаимного учета интересов и озабоченностей. Нахождение компромиссов по вопросам КВ – в интересах не только наших двух стран, но и безопасности и стабильности всего мира. Как видите, мы держим карты открытыми. Все наши предложения – на столе. Теперь слово за администрацией США. Российско-американское плодотворное сотрудничество в области КВ и стратстабильности отвечает интересам всего мирового сообщества. Нам надо вместе восстанавливать доверие друг к другу. Крайне важным моментом в этом контексте является возобновление профессионального диалога между военными.