Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8907 | Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
25 октября

Статья Посла А.И.Антонова для журнала "Нэшнл Интерест": Мораторий – первый шаг по стабилизации «мира без ДРСМД»


Прошло более месяца, как Президент России В.В.Путин направил лидерам США и стран НАТО, а также руководителям ряда других государств послания с призывом присоединиться к нашему добровольному обязательству не размещать ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования в Европе и иных регионах мира до тех пор, пока там не появится аналогичное оружие американского производства.
Реализация нашей инициативы позволила бы минимизировать деструктивные последствия прекращения действия ДРСМД, который более 30 лет являлся одной из ключевых опор системы контроля над вооружениями и благодаря которому было уничтожено два класса ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5,5 тыс.км.
Тогда, в конце 80-х годов, страны, в первую очередь в Европе, вздохнули с облегчением. Ликвидация такого количества ракет (СССР уничтожил 1846, США – 846) вселяло надежды на улучшение отношений по линии Восток-Запад.

С того времени прошли десятилетия. Многие страны развивали ограниченные для России и США (из-за ДРСМД) виды вооружений. Возникли новые вызовы безопасности. В мире появились новые центры силы, с которыми уже нельзя не считаться. Связанные с этим озабоченности Вашингтона понятны нам, как никому другому. Однако развал Договора был ошибочным шагом, ситуацию можно было разрешить за столом переговоров.
Разочарование вызывает и то, как США обставили свой выход из ДРСМД. Разумеется, они могли ничего и никому не объяснять. Однако очевидно, что односторонние шаги Вашингтона по выходу из СВПД, отзыву подписи под МДТО, опасные планы по совершенствованию противоракетной обороны, включая ее космический компонент, нежелание ратифицировать ДВЗЯИ, развал переговоров по выработке верификационного протокола к КБТО вызывают вопросы даже у ближайших союзников. Вот почему было важно найти формальный предлог для разрыва ДРСМД.

В этой ситуации в Вашингтоне было принято решение воспользоваться накопившимися между Россией и США проблемами по этому Договору. При полном игнорировании российских озабоченностей (их существо хорошо известно ) в качестве «нарушающей» ДРСМД была названа российская ракета 9М729.
Против нашей страны была развернута мощная пропагандистская кампания. Не скрою, она дала плоды: европейские государства, которым не было представлено убедительных доказательств, просто «поверили» заявлениям о российских «прегрешениях». Твердо убеждены, что в вопросах международной безопасности надо опираться на факты, а не домыслы.

Мы пытались убедить коллег не торопиться. Предлагали серьезный экспертный диалог. Наше Минобороны продемонстрировало беспрецедентные меры транспарентности, кстати, не предусмотренные Договором. Однако все усилия оказались тщетны. Аргументы о том, что указанная ракета не подпадает под параметры ДРСМД, даже слушать не хотели.
Приписываемое России нарушение Договора стало прикрытием намерений США восстановить арсенал ракет средней дальности наземного базирования для решения военно-политических задач – пока – в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР). Ключевое слово – пока. Посмотрим, что будет дальше в Европе.

Как представляется, такой шаг не только не отвечает интересам американской безопасности, но и негативно сказывается на международной стабильности.
Россия, высоко оценивающая исторический вклад ДРСМД в поддержание баланса сил в Евро-Атлантике, никогда не ставила вопрос о выходе из Договора. Лишь после того, как Вашингтон в феврале с.г. приостановил выполнение своих обязательств, наша страна была вынуждена пойти на «зеркальный» ответ. При этом мы сохраняли открытыми двери для конструктивного диалога.

Однако американские партнеры не были заинтересованы в разрешении противоречий. «Карфаген должен быть разрушен» - 2 августа США вышли из ДРСМД. А уже 18 августа пентагон провел испытание крылатой ракеты наземного базирования на дальность, превышающую 500 км. Тот факт, что этот пуск состоялся всего через 16 дней после выхода Вашингтона из ДРСМД, подтверждает наши давние опасения, что США уже длительное время занимались созданием оружия, прежде запрещенного по Договору.

Использование в ходе испытания универсальной пусковой установки МК-41 доказывает обоснованность и наших претензий к США по выполнению ДРСМД в период действия Договора. Развернутые в составе противоракетной системы «Иджис эшор» в Румынии (в 2020 г. планируется к размещению в Польше) эти пусковые установки, как было продемонстрировано 18 августа, способны производить запуск крылатой ракеты морского базирования «Томагавк».

Кроме того, американские официальные лица за прошедшие после 2 августа дни успели не раз заявить о намерении разместить – и как можно скорее – новые ракеты в АТР. В качестве аргумента зачастую указывается на то, что такое развертывание послужит целям сдерживания Китая и тем самым повысит безопасность американских вооруженных сил передового базирования и союзников США.

Подобная логика – упрощение, оторванное от объективной реальности. Ее сторонники не учитывают, каким образом данный шаг скажется на военно-политическом балансе сил в регионе и глобальной стратегической стабильности. Пекин уже отреагировал на заявления Вашингтона, пообещав решительно отстаивать национальные интересы в сфере безопасности. Остается вопрос – как посмотрят на американские планы страны региона, чьи оборонные потенциалы включают ракетные средства средней и меньшей дальности.

Угроза масштабной ракетно-ядерной гонки вооружений в АТР – прямое следствие односторонних шагов США по достижению военного превосходства за счет безопасности других государств. Сложно представить, как потенциальная «разбалансировка» региональной архитектуры безопасности и эскалация напряженности отвечает интересам Вашингтона или его союзников.
Россия также не может игнорировать действия США, чреватые подрывом региональной и международной стабильности. Возможное размещение американских наземных ракет средней дальности в АТР напрямую затрагивает интересы нашей безопасности. Дело в том, что этот регион находится вблизи российских границ, военно-морских объектов и баз Тихоокеанского флота, где размещены подводные стратегические силы.
Развертывание там новых американских систем создаст угрозу нашему потенциалу ядерного сдерживания.
И нет никаких гарантий, что на следующем этапе Вашингтон не развернет аналогичные системы в Европе. Поэтому, как отметил Президент России В.В.Путин, мы вынуждены провести оценку потенциальных угроз и принять исчерпывающие меры по подготовке симметричного ответа.

При этом мы не заинтересованы в усилении напряженности ни в Европе, ни в АТР, ни в любой другой точке мира или начале экономически разрушительной гонки вооружений. От этого не укрепляется безопасность ни одной страны, включая США. Напряженность приводит к непредсказуемости развития ситуации. Требует дополнительных вложений в оборону. Такая спираль может раскручиваться бесконечно. Именно поэтому мы твердо убеждены, что интересам США и других стран НАТО отвечает, по крайней мере, присоединение к российскому мораторию.

Что же мы слышим в ответ? Руководство альянса, отмахиваясь от нашего предложения, использует следующий «аргумент»: российские ракеты 9М729, которые якобы имеют нарушающие ДРСМД характеристики, «уже развернуты» в европейской части России. Так что, мол, Москва «лукавит». На это приходится снова и снова повторять: наша ракетная система на дальность свыше 500 км не испытывалась и поэтому априори не могла «нарушить» Договор. Следовательно, она не противоречит и условиям моратория. Все заявления США и их союзников об обратном голословны.

Россия продолжит демонстрировать ответственный подход и готовность к равноправному и конструктивному диалогу с Соединенными Штатами. После утраты фундаментального элемента архитектуры контроля над вооружениями, каким был ДРСМД, особенно важно попытаться сохранить единственное действующее в этой сфере российско-американское соглашение – ДСНВ. В условиях снижения уровня предсказуемости и транспарентности в военно-политических отношениях двух крупнейших ядерных держав роль Договора в поддержании стратегической стабильности и международной безопасности как никогда велика.