Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8907 | Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
03 декабря / 2020

Ответы посла А.И.Антонова на вопросы СМИ о прогрессе в реализации решений, принятых на «Нормандском Саммите» в Париже 9 декабря 2019 г.

Вопрос: Видите ли Вы какой-либо прогресс в реализации решений «Нормандского саммита» в Париже 9 декабря 2019 г.?
А.И.Антонов: Результатом встречи лидеров квартета в прошлом году стали «совместно согласованные итоги». В документе было два основных раздела: «немедленные меры по стабилизации в зоне конфликта» и «меры по выполнению политических положений Минских соглашений». Всего было определено семь конкретных шагов, которые должны были быть осуществлены к апрелю 2020 г. В итоге были реализованы только два – да и те лишь частично.
29 декабря 2019 г. Киев и «народные республики» провели обмен двухсот удерживаемых лиц в присутствии представителей Международного комитета Красного Креста (МККК). 16 апреля 2020 г. еще 34 человека вернулись домой. Однако сторонам не удалось продолжить такую практику. Более того, украинские власти не выполнили своих обязательств по юридической очистке обменянных. В некоторых случаях с них не были сняты обвинения или судимости.
22 июля в ходе заседаний Контактной группы (КГ) было достигнуто соглашение «о мерах по укреплению режима прекращения огня». И всё это, несмотря на серьезное сопротивление Киева. Меры вступили в силу 27 июля и предусматривали запрет наступательных действий, разведывательно-диверсионных операций; использование любых типов БПЛА; применение огня, в т.ч. снайперского и ответного. Наконец, предусматривалось проведение прямых контактов между сторонами в случае нарушения режима прекращения огня. В целом стороны придерживаются положений соглашения, хотя и не на 100 процентов (спецмониторинговая миссия ОБСЕ зафиксировала порядка 1600 выстрелов в период с августа по октябрь с.г.).
Вопрос: А что с другими пятью мерами?
А.И.Антонов: Они до сих пор не реализованы. И украинские власти несут за это ответственность. Например, Киев избегает обсуждать правовые аспекты особого статуса Донбасса с Донецком и Луганском. Более того, «формула Штайнмайера» по-прежнему не закреплена в украинском законодательства («формула» предусматривает, что закон «об особом статусе» Донбасса вступает в силу в день проведения местных выборов там). Киев саботирует обсуждение новых участков разведения сил и средств на линии соприкосновения (КГ рассматривает четыре возможных участка). Не согласованы и участки разминирования (обсуждаются координаты 19 из них).
Наконец, новые пункты пропуска возле н.п. Счастье и Золотое в Луганской области еще не открыты. Начало их работы (планировалось на 10 ноября) было сорвано Киевом. В соответствии с параметрами, согласованными между Украиной и Луганском, пункт пропуска «Счастье» должен был использоваться исключительно для проезда автотранспорта, включая гуманитарные конвои. Однако Киев отказался выполнять свою часть договоренностей непосредственно перед запуском объекта. Пункт пропуска был открыт только для пешеходов. В Киеве знали, что Луганск не готов к работе в таком формате. Неудивительно, что в ЛНР отнеслись к случившемуся как к провокации. Киевские власти цинично использовали желание людей увидеть свои семьи. В итоге им пришлось впустую ждать у пункта пропуска.
Киев не отвечает на многочисленные призывы определить параметры работы согласованного пункта пропуска автобусов в н.п. Золотое. Неохваченными остаются три километра нейтральной зоны. Отказываясь обсуждать параметры пункта пропуска автобусов и гарантировать нормальные условия его работы (особенно на фоне приближающейся зимы), Киев демонстрирует неуважение к собственным гражданам. Большинство из них – пожилые люди и имеют проблемы со здоровьем.
Киев также последовательно откладывает согласование условий проезда гуманитарного конвоя МККК через пункт пропуска «Счастье» в Луганск.
Вопрос: Верите ли Вы в то, что Киев до сих пор заинтересован в реализации вышеупомянутых мер – но, возможно, позже?
А.И.Антонов: Едва ли это можно предсказать. Одно ясно уже сейчас: команда В.А.Зеленского не может создать политические условия, благоприятные для мирного разрешения внутриукраинского конфликта на Юго-Востоке.
Например, киевляне продолжают дискриминацию этнических русских и русскоговорящих. Действующая языковая политика, продвигающая украинский язык за счет других языков – главным образом, русского – нарушает множество международных норм.
Мы также видим и откровенно провокационные шаги. 15 июля Верховная рада приняла резолюцию, назначившую местные выборы в стране на 25 октября. Документ заблокировал работу КГ. Парламент назначил голосование на всей территории страны, кроме Донецкой и Луганской областей. Выборы там должны-де состояться только после перехода регионов под фактический контроль Киева. Такая постановка вопроса противоречит Минским соглашениям. В ответ Донецк и Луганск были вынуждены отказаться обсуждать другие вопросы.
Вопрос: Может быть новый саммит нормандской «четверки» мог бы дать импульс к реализации оставшихся мер?
А.И.Антонов: Проведение такого саммита может быть уместным только после того, как будут выполнены все парижские решения. Попытки Украины организовать новую встречу лидеров необоснованны. Киеву следует сосредоточиться на других вещах. Для начала - перестать критиковать Минские соглашения. Избегать попыток переиначить порядок выполнения их положений. Что же касается наших американских коллег, которые скорее поддерживают украинский взгляд на «Минск», то нельзя забывать: соглашения стали частью международного права после того, как Совет Безопасности ООН принял резолюцию 2202. США участвовали в обсуждении и проголосовали «за». Притом без возражений по части прописанного в тексте порядка выполнения положений документа.
Напомним: переход к Украине контроля над донбасским участком госграницы с Россией должен состояться только после того, как особый статус Донбасса будет закреплен в украинском законодательстве и в регионе пройдут местные выборы. Киеву также следовало бы воздержаться от попыток занизить значимость КГ, подменив работу Группы дискуссиями в нормандской «четверке». Наконец, давайте не забывать о том, что Россия не является стороной конфликта. Отсюда, единственный путь его решения – прямой диалог между Донецком, Луганском и Киевом. В конец концов, кризис на Украине начался именно после госпереворота в Киеве в феврале 2014 г.