Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8907 | Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
08 июля

Ответ Посла А.И.Антонова на вопрос СМИ по итогам вебинара на площадке НПО «Центр за национальный интерес»

Вопрос: Уважаемый Анатолий Иванович, какие у Вас впечатления о прошедшем мероприятии?

А.И.Антонов: Хотел бы поблагодарить организаторов и участников данной телеконференции. Это была хорошая возможность выступить перед экспертной и журналистской аудиторией по проблемам российско-американских отношений с фокусом на прошедшие 22 июня в Вене двусторонние консультации по стратегической проблематике.

Встреча прошла продуктивно, прозвучало много заинтересованных вопросов. К сожалению, не удалось ответить всем зрителям, тем более, что мы получили много вопросов еще до самого мероприятия. В этой связи будет правильным, если мы опубликуем на информационных ресурсах Посольства основные тезисы выступления, а также ответы на озвученные и неозвученные вопросы по широкой проблематике российско-американских отношений.

О российско-американских отношениях

Говорить о российско-американских отношениях очень непросто. В них накопилось слишком много противоречий. Не прекращаются споры о том, кто больше виноват в их нынешнем плачевном состоянии. Высказываются диаметрально противоположные мнения о том, кто должен сделать первый шаг навстречу другой стороне. Вынужден констатировать, что пока этот процесс напоминает хождение по кругу без ясной перспективы выхода на общий знаменатель.

Мне не раз приходилось убеждать американскую аудиторию в том, что Россия и США не враги. Что при всех сохраняющихся разногласиях наши страны не могут позволить себе роскошь не разговаривать друг с другом. В силу объективных причин от качества российско-американских отношений зависит благополучие всей планеты. Мы должны помнить о том, что, одержав совместную победу 75 лет назад в борьбе за сохранение самих основ человеческой цивилизации, Москва и Вашингтон в соответствии с Уставом ООН взяли на себя особую ответственность за поддержание всеобщего мира и безопасности.

Базовые принципы международного общения, содержащиеся в этом документе, подвергались эрозии в последние десятилетия. В результате мы наблюдаем нарастание хаоса и потерю управляемости в мировой политике. Пандемия коронавируса еще больше высветила опасную тенденцию усиления национального эгоизма государств в ущерб совместному противодействию общим угрозам. Неслучайно Президент России В.В.Путин в своей недавней статье, приуроченной к 75-летию Победы во Второй мировой войне, уделил особое внимание истории создания современной системы международных отношений, когда державы-победительницы провозгласили приверженность коллективному образу действий, поиску компромиссов и отказу от попыток воплощать в жизнь односторонние устремления.

Наша обязанность – хранить стратегическую стабильность в мире, не допустить расползания локальных конфликтов, из которых рождаются большие войны. Сейчас, как никогда, важно укреплять институты поддержания мирового порядка. В этой связи Президент России выдвинул инициативу проведения встречи глав государств – постоянных членов Совета Безопасности ООН. Считаем, что такой саммит сыграл бы огромную роль в поиске путей оздоровления международной обстановки, предотвращении ее развития по опасному сценарию с непредсказуемыми последствиями.

Не буду подробно останавливаться на причинах ухудшения российско-американских отношений. Скажу лишь, что их нисходящую траекторию за последние 30 лет - при всех подъемах и спадах - считаю следствием неспособности покончить с “холодной войной” достойно, на основе равенства, без деления на победителей и побеждённых.

Подчеркну, что мы готовы к конструктивному сотрудничеству в той мере, в какой к этому готовы в Вашингтоне. Разумеется, для нас важно, чтобы переналаживание отношений понималось в смысле большего уважения наших законных интересов и нахождения компромиссов по вопросам, которые важны для России, а не только в плане вовлечения нас в решение задач американской политики.

Можно без преувеличения сказать, что стержнем российско-американских отношений была и остаётся проблематика контроля над вооружениями. Мы всерьез обеспокоены действиями США, ведущими к обрушению стратегической стабильности. Архитектура военной сдержанности и взаимной транспарентности успешно работала на общее благо в самые сложные периоды “холодной войны”, но сейчас стала для Вашингтона обузой. США де-факто создают военно-стратегические реалии, которые полагают выгодными для себя. Цель при этом - иметь возможность во всех случаях, когда не срабатывают политические средства, применить силу.

Подобная основанная на силе или угрозе применения силы внешняя политика, как неоднократно демонстрировала история, неизбежно ведет к усилению международной нестабильности, росту конфронтационного потенциала и конфликтов.

Ее альтернативой выступают совместные усилия по поиску развязок наиболее острых вопросов глобальной безопасности. Одной из ключевых площадок приложения таких усилий является российско-американский диалог по стратегической стабильности. В его рамках 22 июня в Вене прошла очередная такая встреча.

Среди положительных моментов отмечу сам факт проведения подобного мероприятия. Нам нужен прямой разговор по актуальным проблемам, а не политика мегафонной дипломатии. В целом, встреча прошла в позитивном ключе и фокусировалась на практических вопросах контроля над вооружениями, а также подходах к разрешению проблем международной безопасности. Важным итогом стало подтверждение сторонами заинтересованности в продолжении диалога. Определены некоторые темы для дальнейшего обсуждения. В частности, мы условились о проведении в формате рабочей группы встречи по космической тематике.

Также стороны условились о проведении экспертной встречи по тематике военных доктрин и ядерных стратегий, в т.ч. вопросов применения ядерного оружия. Достигнуто согласие по дальнейшему обсуждению проблематики верификации и транспарентности. Это, пожалуй, одна из наиболее сложных тем для обсуждения, поскольку соответствующие подходы сторон серьезно различаются.

Разумеется, будем говорить и о вопросах, связанных со всеми видами вооружений, способных решать стратегические задачи и оказывать влияние на стратегическую стабильность, но не подпадающих под какие-либо международные ограничительные режимы. Подчеркнули, что выстраивать дальнейшие отношения с США в области контроля над вооружениями будем исключительно на паритетной основе, с опорой на принцип взаимного учета интересов и озабоченностей. В этой связи выступаем за комплексный подход к договоренностям в указанной сфере: не видим перспектив для соглашений, в которых не будут учтены ключевые факторы, оказывающие влияние на стратегическую стабильность (например, неразрывная взаимосвязь наступательных и оборонительных стратегических систем). Вместе с тем, венский обмен мнениями показал, что расхождения между нашими странами по ряду ключевых аспектов сохраняются. Так, стороны не пришли к общему пониманию по необходимости продления Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) и «китайскому фактору».

Российская делегация вновь изложила аргументацию, почему продление Договора в нынешних условиях стало бы разумным и взаимовыгодным шагом. Он не только отодвинул бы риск эскалации гонки ядерных вооружений и неизбежный рост военной нестабильности, но и позволил выиграть время для преодоления накопившихся трудностей и согласования подходов к расширению возможного охвата и состава участников новых соглашений в сфере контроля над вооружениями. Исходя из этих соображений, Россия еще в прошлом декабре объявила о своей готовности незамедлительно и без всяких предварительных условий приступить к урегулированию технических вопросов продления ДСНВ. Однако Соединенным Штатам этого представляется недостаточно.

Мы убеждены, что поддержание режима контроля над вооружениями и стратегической стабильности способствует поиску взаимоприемлемых развязок. Вопреки утверждениям некоторых американских официальных лиц, наш подход вовсе не означает попытку во что бы то ни стало сохранить устаревшие, изжившие себя форматы. Речь идет об отказе от радикальных шагов, когда под лозунгом «модернизации» контроля над вооружениями разрушаются его проверенные десятилетиями основы.

В условиях обеспокоенности в мире из-за краха Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) и неопределенности судьбы ДСНВ считаем важным всех успокоить, подтвердив, что мы не намерены скатываться к конфронтации, чреватую гибелью человечества. Предложили администрации США полтора года назад принять совместное заявление о недопустимости ядерной войны. По-прежнему рассчитываем на позитивный ответ. В заключение приведу слова, сказанные Президентом России на военном параде 24 июня в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне: “Понимаем, как важно укрепление дружбы, доверия между народами, и открыты для диалога и сотрудничества по самым актуальным вопросам международной повестки. Среди них создание общей надёжной системы безопасности, в которой нуждается сложный, стремительно меняющийся современный мир. Только вместе мы сможем защитить его от новых опасных угроз”.

И еще одна важная мысль. «В конечном итоге истоки безопасности человека не в вооружениях, а в его сознании. Мир нуждается не в новой гонке к вооружениям, а в новой гонке к благоразумию. Для всех нас было бы лучше принять участие в этой гонке». Эти слова сказаны более полувека назад в Сан-Франциско Робертом Макнамарой. Мы призываем администрацию США вместе с нами сделать конкретные шаги в реализации этих тезисов американского политика.

Есть ли позитив в российско-американских отношениях?

Позитива не так много, но он есть. У нас наметилась активизация диалога на высшем и высоком уровнях. По договоренности президентов наши страны помогли друг другу медицинскими поставками в борьбе с эпидемией коронавируса. Мы плодотворно взаимодействовали в стабилизации ситуации на энергетических рынках. Развивается диалог по линии глав внешнеполитических ведомств, министров обороны и начальников генеральных штабов. Ожидаем возобновления диалога по линии совбезов.

Разумеется, мы не можем избежать расхождений. Однако непрерывность двусторонних контактов, прежде всего на высшем уровне, обеспечивает недопущение скатывания российско-американских отношений в пропасть.
К сожалению, далеко не всегда конструктивную тональность общения президентов получается перевести на язык практических дел. По-прежнему на столе переговоров обсуждавшиеся на саммите в Хельсинки идеи создания Делового консультативного совета и неправительственного Экспертного совета.

Помимо уже затронутых консультаций по стратстабильности, в активе у нас воссоздание рабочей группы по противодействию терроризму.
Не будем забывать о предотвращении терактов в России благодаря американским спецслужбам.
В свою очередь российская сторона одной из первых поддержала США после трагических событий 11 сентября 2001 г.
Мы предупреждали американские власти о подготовке теракта в Бостоне братьями Царнаевыми.

У нас налажен регулярный диалог по урегулированию ситуации в Сирии, Афганистане, решению Ядерной проблеме корейского полуострова (ЯПКП), по Венесуэле и ряду других вопросов. Плодотворным остается взаимодействие в мирном освоении космоса.

Как мне кажется, наши страны могли бы многое сделать для преодоления пандемии коронавируса, включая объединение усилий врачей и ученых в разработке методов лечения и предупреждения этой инфекции.

Какие главные раздражители в российско-американских отношениях?

Они касаются судьбы российских узников американских тюрем, арестов росграждан по запросам США в “третьих” странах, возвращения незаконно захваченной нашей дипломатической собственности, прекращения “визовой войны” и нормализации условий деятельности загранучреждений. Список проблем - длинный.

Мы выступаем за их урегулирование. Это позволило бы расчистить площадку для “строительных работ” по восстановлению российско-американских связей.
Давно предлагаем обменяться письмами с обязательствами по невмешательству во внутренние дела друг друга - по образцу обмена личными нотами между Франклином Рузвельтом и Максимом Литвиновым при восстановлении дипотношений в 1933 году. К слову, в те годы на этом настаивал Вашингтон.
Мы готовы вновь предоставить такие гарантии и даже направили 7 июня 2018 года проект такого письма в госдепартамент, но позитивной реакции пока не увидели.

В данном контексте подтверждаем и предложение о создании рабочей группы по кибербезопасности. Профессиональная работа на этом направлении поможет снять имеющиеся озабоченности и недопонимания.

Предложение В.В.Путина о встрече пяти постоянных членов СБ ООН

Мы передали наши предложения по повестке дня партнерам по «пятерке». Речь идет о ключевых проблемах, которые влияют на состояние мировой политики, безопасности и экономики. Дата и место проведения такой встречи пока не определены. Прежде чем переходить к организационным модальностям, считаем важным достичь согласия по содержательному наполнению саммита.
Убеждены в своевременности и необходимости прямого разговора государств, несущих особую ответственность за безопасность на планете, об основах взаимодействия в международных делах и способах погашения многочисленных очагов напряженности. Попытки управлять глобальными процессами из единого центра явно зашли в тупик. Мир нуждается в формировании демократической системы отношений, которая предусматривала бы принцип неделимости безопасности, равные возможности для развития и поиск баланса интересов всех субъектов международного общения.

Как в России относятся к обвинениям в якобы организации заказных убийств американских солдат в Афганистане?

Распространенные в СМИ утверждения - откровенная ложь. Никаких конкретных доказательств обвинений не предъявлено.
Авторы инсинуации хотят создать впечатление, что Россия - враг США.

В погоне за сенсациями стремятся сорвать диалог по линии спецпредставителей наших стран – З.Н.Кабулова и З.Халилзада.
Информационные провокации отравляют атмосферу взаимодействия, отвлекают внимание от необходимости активизации усилий по запуску политического урегулирования, противодействие террористической и наркотическим угрозам из Афганистана.

Участие Китая в трехстороннем диалоге

Вашингтон фактически взял Договор в заложники, настаивая на прочной увязке его продления с прогрессом в т.н. трехсторонних переговорах по контролю над вооружениями с подключением КНР. Тема «китайской угрозы» заняла значительное место в выступлениях делегации США на венской встрече. Американцы настойчиво добивались нашей поддержки их идеи о переводе подобных дискуссий в трехсторонний формат. Российская делегация приняла к сведению представленные соображения, что, однако, не означает нашего согласия с аргументами Вашингтона или намерения помогать в их реализации.

Мы открыты к многостороннему разговору по возможным мерам обеспечения предсказуемости и сдержанности в ракетно-ядерной сфере при том понимании, что принуждение кого бы то ни было к участию в подобных дискуссиях – контрпродуктивный подход. Консультации и переговоры такого рода должны вестись на основе консенсуса и с учетом законных интересов всех сторон.

Поэтому считаем несостоятельными попытки США оказать на Китай международное давление с целью подключить его к взаимодействию по контролю над ядерными вооружениями. Напомним, что нашим приоритетом является присоединение к диалогу Великобритании и Франции. Они не только обладают сопоставимыми с китайским ядерными арсеналами, но и являются союзниками США по НАТО, участники которого тесно координируют свою политику в ядерной сфере.

По данным Ежегодника СИПРИ-20, по состоянию на январь 2020 г. в арсенале Китая находилось 320 ядерных боезарядов (все – неразвернутые).
По оценкам минобороны США (2019 г.), Китай обладает порядка 90 МБР и 48 БРПЛ.

О ракетах средней и меньшей дальности (РСМД)

Еще одной важной темой обсуждения в Вене стало поддержание стабильности и предсказуемости в военной сфере в условиях прекращения действия ДРСМД. После одностороннего выхода из Договора в августе прошлого года США не проявляют ни малейшей заинтересованности в конструктивном сотрудничестве для минимизации деструктивных последствий развала соглашения.

Напомню, что в феврале 2019 г. Россия взяла на себя односторонние обязательства не развертывать ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования до тех пор, пока американские РСМД не появятся на территории других стран.

Наша инициатива о введении встречных мораториев была категорически отвергнута Соединенными Штатами и их союзниками по НАТО. Более того, пентагон ускоренно разрабатывает и уже дважды испытал системы, ранее запрещенные по Договору, и держит курс на их эвентуальное размещение в различных регионах мира.

США следует тщательно взвесить риски дестабилизирующих последствий подобной линии, чреватой дополнительной эскалацией напряженности и гонки вооружений. Возможное размещение американских наземных ракет средней дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе не только скажется на военно-политическом балансе сил в регионе и глобальной стратегической стабильности, но и напрямую затронет интересы нашей национальной безопасности. Дело в том, что этот регион находится вблизи российских границ, военно-морских объектов и баз Тихоокеанского флота, где размещены подводные стратегические силы. Развертывание там новых американских систем создаст угрозу нашему потенциалу ядерного сдерживания.

Еще более дестабилизирующим станет размещение РСМД – даже в обычном оснащении – в Европе. Поскольку, как это известно специалистам, использование подобного рода носителей не позволяет определить с помощью системы раннего предупреждения о ракетном нападении, в каком оснащении запущена ракета.

Почему ДСНВ так важен для России?

ДСНВ является последним действующим двусторонним соглашением, ограничивающим два крупнейших в мире ядерных арсенала. Предусмотренные соглашением сокращения СНВ носят транспарентный и верифицируемый характер.

К 2018 г. общее количество боезарядов сократилось на треть, а число их носителей – ракет и самолетов, которые доставляют боеприпасы к цели, – более чем наполовину.

ДСНВ играет важную роль в укреплении взаимной транспарентности и предсказуемости, так как он построен на принципах равенства и баланса интересов. Верификационный режим Договора носит обоюдный характер и доказал свою эффективность.

По состоянию на конец марта 2020 г. российская и американская стороны провели 328 инспекций на местах – посещений баз межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков. Было направлено 19815 уведомлений – сообщений о статусе СНВ. Таким образом, мы имеем представление об актуальном состоянии стратегических ядерных сил друг друга.

Для подтверждения этих сведений Россия и США дважды в год обмениваются общими данными о своих СНВ, указывая, сколько ракет и боезарядов находится в развернутом состоянии на конкретные даты. Также раз в год проводится выборочный обмен телеметрической информацией о пусках МБР и БРПЛ для обеспечения прозрачности программ ракетных испытаний.

Без сохранения ДСНВ в 2021 г. начнется период непредсказуемости. Главное – существенно сократится взаимное понимание наших стран в отношении стратегических ядерных арсеналов друг друга. Дефицит доверия будет быстро нарастать. Чем меньше мы будем знать, тем больше нам придется учитывать негативные сценарии развития событий. С ростом ядерных арсеналов, ослаблением мер транспарентности и сокращением каналов связи риск непреднамеренного использования ядерного оружия будет повышаться, равно как и вероятность, что кризисная ситуация может быстро перерасти в ядерный конфликт. Поэтому Договор – фактически единственное препятствие на пути эскалации многосторонней гонки ракетно-ядерных вооружений.

Кроме этого, продление ДСНВ позволит выиграть время для преодоления накопившихся разногласий и согласования подходов к расширению возможного охвата и состава участников потенциальных новых соглашений. Приведу пример: две из новейших российских систем – комплексы «Авангард» и «Сармат» – могут подпасть под охват Договора. Но только в том случае, если его действие будет продлено.

Еще в декабре 2019 г. Президент В.В.Путин предложил немедленно и без всяких предварительных условий продлить ДСНВ. Это предложение до сих пор на столе. Вместе с тем, учитывая продолжающееся затягивание решения о продлении ДСНВ со стороны США, Россия готова к любому развитию событий вокруг Договора. Свою национальную безопасность мы гарантированно обеспечим.

Поэтому неверно ставить вопрос о том, что ДСНВ важен только для России. Он выгоден не только нашей стране, но и Соединенным Штатам, а также всей системе международной безопасности и стабильности. О военно-политической значимости Договора для Вашингтона неоднократно заявляли американские военные. Это подтвердил и госдеп в обнародованном в июне докладе о «причинах, по которым продолжение реализации ДСНВ соответствует интересам национальной безопасности США».

Нестратегические ядерные системы вооружений

Что касается требования американцев включить российское нестратегическое ядерное оружие в следующее соглашение по контролю над вооружениями, то для прогресса в диалоге по данной проблематике необходимо предварительно вернуть американские системы данного класса из европейских стран на национальную территорию, ликвидировать инфраструктуру для развертывания НСЯО в Европе и прекратить противоречащую основополагающим принципам ДНЯО практику «совместных ядерных миссий» в рамках НАТО.

Договор по открытому небу (ДОН)

В свете объявленного США в мае решения выйти из ДОН напомню, что Договор – актуальный инструмент мер укрепления доверия и взаимодействия государств-участников, в т.ч. по линии военных ведомств. В условиях дефицита диалоговых площадок между Россией и странами Запада по вопросам военной безопасности утрату этого важного канала профессионального общения будет трудно восполнить.

6 июля в формате видеосвязи состоялась спецконференция государств-участников ДОН, на которой обсуждались последствия и порядок функционирования Договора в связи с объявлением США о выходе из него. К сожалению, сблизить позиции России и США не удалось. Вашингтон не продемонстрировал никакой политической воли к поиску взаимоприемлемых решений. И это не только наш вывод. Многие участники мероприятия говорили о выходе США из ДОН в ноябре как о решенном деле.

Как вы знаете, в качестве причины выхода американская сторона назвала якобы имевшие место нарушения соглашения со стороны России. Голословность предъявленных России претензий по выполнению Договора мы неоднократно доказывали на конкретных цифрах. При этом, несмотря на абсурдность большинства американских обвинений, мы всегда демонстрировали открытость к обсуждению беспокоящих Вашингтон вопросов. Для этих целей в рамках ДОН существует специально созданный механизм – Консультативная комиссия по открытому небу.

Мы со своей стороны также имеем немало претензий к соблюдению США положений Договора. Разница в том, что мы готовы – и неоднократно это демонстрировали – находить взаимоприемлемые решения технического характера за столом переговоров. Вашингтону же, по-видимому, важнее избавиться от – как здесь считают – «связывающего руки» соглашения.

Каковы бы ни были реальные причины решения США о выходе из ДОН, очевидно, что от этого шага потеряют все участники соглашения и международная безопасность в целом. Судя по комментариям европейских союзников Вашингтона, они в полной мере осознают возрастающие риски для стабильности на континенте.

Российские действия по отношению к ДОН не предопределены, рассматриваем все сценарии. Многое будет зависеть от поведения участников соглашения, от решения ряда вопросов. Организационных – связанных с выходом США из Договора, технических – необходимость перераспределения квот на полеты и т.д.

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ)

В Вене обсуждался и другой вопиющий пример безосновательных претензий в наш адрес. Речь о выдвигаемых США обвинениях в проведении Россией ядерных испытаний «ненулевой» мощности. Подобные инсинуации не имеют под собой ни малейшего основания. Мы строго соблюдаем мораторий на ядерные испытания. Считаем, что все претензии по поводу соблюдения соответствующих запретов должны решаться в рамках ДВЗЯИ после его вступления в силу. Упреки Вашингтона тем более иррациональны, что США являются государством, недальновидные действия которого поставили Договор на грань полного развала. Со своей стороны подняли вопрос об учащающихся сообщениях СМИ по поводу ведущихся в администрации дискуссий о возобновлении практики проведения натурных ядерных испытаний.

Россия - НАТО

Военные риски на европейском континенте подогреваются ростом военной активности НАТО, особенно на границе с Россией. Действия альянса провоцируют дальнейшее усиление нестабильности и недоверия, о чем мы неоднократно предупреждали его членов. Однако они упорно игнорируют наши предложения, направленные на деэскалацию военной напряженности на линии соприкосновения России и НАТО.

Предлагаем модернизировать имеющиеся соглашения между Россией и США по предотвращению инцидентов на море и в воздушном пространстве над ним, включая фиксацию минимальных дистанций сближения между военными самолетами и кораблями, обязательное использование транспондеров военной авиацией, уточнение порядка ведения радиообмена между кораблями и самолетами и проведение тренировок связи.
Сохраняют актуальность наши предложения по отводу районов оперативных учений от линии соприкосновения России и НАТО.