Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8907 | Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
08 декабря / 2017

Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам 24-го заседания СМИД ОБСЕ

Вопрос: Вчера у Вас состоялась встреча с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном, после чего на сайте МИД появилось заявление, в котором было указано, что продвижение политического процесса в Сирии в формате Женевы и подготовки Конгресса национального диалога в Сочи привязано к полному уничтожению террористических группировок в Сирии. После объявления об уничтожении ИГИЛ идет ли речь о какой-то совместной операции в Идлибе?

С.В.Лавров: Действительно, ИГИЛ нанесено окончательное и полное поражение. Президент давал соответствующие оценки. Остающиеся очаги не представляют какой-либо серьезной угрозы. Они будут подавлены.

В Идлибе сохраняется непростая ситуация. Мы вместе с турецкими, иранскими и сирийскими коллегами проводим работу, чтобы максимально эффективно запустить функционирование зоны деэскалации в этой части САР. С США по этому конкретному району Сирии никаких планов не имеется. Думаю, что это абсолютно непродуктивно.

Вопрос: Вчера Вашингтон заявил, что Москва секретно разворачивает на своей территории крылатые ракеты наземного базирования, нарушая при этом договор о РСМД. Как Вы это можете прокомментировать? Соблюдает ли Вашингтон этот договор?

С.В.Лавров: Я о такой информации неслышал. Я готов посмотреть эти сообщения. Тогда, возможно, выражусь более внятно. Но в принципе Президент России В.В.Путин уже не раз комментировал нашу приверженность Договору между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД), напоминал историю этого вопроса, когда этот договор был заключен. У СССР были только ракеты наземного базирования. У США имелись также ракеты воздушного и морского базирования. Поэтому подписав договор о запрете и уничтожении таких ракет, мы, конечно, серьезно себя обезоружили в этой конкретной категории вооружений. Но с тех пор в рамках модернизации своих ВКС мы создали соответствующие ракеты морского и воздушного базирования, не запрещенные Договором. В этих условиях непонятно, зачем нам надо совершать какие-то нарушения. Если СМИ пишут генерически, голословно, наверное, на это даже не стоит тратить свое время.

Вопрос (перевод с английского языка): Вчера прошла Ваша встреча с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном, по итогам которой Вы сказали, что руководство Северной Кореи ожидает от США гарантий безопасности. Какова была реакция на это Госсекретаря? Как Вы считаете, возможно ли это? Второй вопрос относится к ситуации вокруг переноса Посольства США в Иерусалим. В заявлении Кремля говорится о том, что признание США Иерусалима столицей Израиля может расколоть международное сообщество. Планирует ли Россия предпринять в этой связи какие-либо шаги?

С.В.Лавров: Насчет Северной Кореи наша позиция не изменилась. Мы убеждены, что должны быть предприняты шаги по деэскалации ситуации. Нам, наверное, лучше сказать это публично. В сентябре американские коллеги дали понять, что до весны не планируются никакие военные учения в районе Корейского полуострова. Мы восприняли этот сигнал как готовность, если сохранится спокойствие со стороны Пхеньяна, начать создавать условия для диалога. Мы передали этот сигнал в Пхеньян. Там не сказали «нет». Но ровно через два дня было объявлено о внеочередных, внеплановых, масштабных учениях в октябре, которых никто не ожидал. После этих учений Пхеньян опять не делал резких движений. Тогда, словно желая, чтобы эти резкие движения все же состоялись, в конце ноября было объявлено о еще одних учениях в декабре, которые, как я понимаю, сейчас продолжаются, - самые крупные в истории военно-воздушные учения США и Республики Корея. После объявления о них произошел очередной запуск той самой ракеты, которая, судя по всему, имеет характеристики межконтинентальной. Я не пытаюсь оправдывать этот запуск. Мы его осудили и потребовали от Северной Кореи полного выполнения резолюции СБ ООН. Но США действовали так, как будто хотели спровоцировать на очередную авантюру и сделали это.

Сейчас, конечно, будет труднее создавать условия для возобновления диалога. Но мы убеждены, и северокорейцы не раз нам это говорили, что им нужны гарантии безопасности, особенно в ситуации, когда Вашингтон пытается выйти из договоренностей по иранской ядерной программе, которая была принята пару лет назад и предусматривает полный отказ Ирана от военной ядерной программы в обмен на снятие санкций.

Сейчас, когда, я надеюсь, мы сможем завязать диалог по северокорейской проблеме, по ядерной проблеме Корейского полуострова, конечно, многие будут задаваться вопросом (его уже публично упоминали) как убедить КНДР в том, что если будут достигнуты договоренности о демонтаже ядерной программы, и санкции будут сняты, то следующая администрация не отвергнет эту договоренность через год - два. Это очень серьезный вопрос. Как говорится «слово не воробей», но вот такая ситуация.
Отвечая на Ваш второй вопрос, скажу, что я вчера спросил у Госсекретаря США Р.Тиллерсона, как Америка понимает дальнейшее движение по урегулированию. То, что заявление противоречит всем имеющимся договоренностям, это факт.

Вы сказали, что оно разделило мировое сообщество, но если и сделало это, то на две очень и очень неравные части. Госсекретарь США Р.Тиллерсон ответил, что есть нюансы в том, как данное решение будет реализовываться (необходимо ждать шесть месяцев, потом нанимать архитектора и прочее) и намекнул, что США рассчитывают, тем не менее, принять «сделку века», которая решит одним махом палестино-израильскую проблему. Мы бы хотели понять, как это будет теперь выглядеть.
Напомню, кстати, что до недавнего времени эмиссары США, посещавшие Ближний Восток, разговаривавшие с палестинцами, израильтянами и представителями других стран региона, публично призывали поменять фокус в подходе к проблеме ближневосточного урегулирования и предлагали сделать упор на Арабскую мирную инициативу, которая была принята в 2002 году и предполагала, что как только палестинская проблема будет решена и будет создано Палестинское государство с советующими параметрами, весь арабский мир признает Израиль и нормализует с ним отношения.

Нынешняя администрация в своих планах, которые обсуждались в ходе многочисленных поездок на Ближний Восток, продвигала обратную логику - сначала нормализация отношений между Вашингтоном и всем арабским миром. После того, как это произойдет, то и палестинская проблема решится сама собой. Если администрация продвигала такой подход, который переворачивает последовательность, предусмотренную Арабской мирной инициативой, то объявлением о переносе Посольства в Иерусалим она резко осложнила себе линию на нормализацию вначале отношений с арабским миром, а потом уже решение палестинской проблемы.
Я попросил у Госсекретаря США Р.Тиллерсона объяснить, в чем логика этих действий. Даже с точки зрения проводимой до последнего дня Администрацией линии это объявление не укладывается в понятные рамки. Сегодня СБ ООН будет заседать на эту тему. Надеемся, там американские коллеги пояснят, как и куда они видят дальнейшие движения.

Вопрос (перевод с английского языка): Вчера Госсекретарь США Р.Тиллерсон заявил, что для того, чтобы покончить с конфликтами в Грузии, Молдавии, а также в Нагорном Карабахе необходимо осудить Россию по вопросу Абхазии и Южной Осетии. Как Вы прокомментировали бы эти заявления? Когда Вы будете готовы признать территориальную целостность Грузии и прекратить оккупацию наших регионов?

С.В.Лавров: Мне, наверное, нечего комментировать, так как Госсекретарь США Р.Тиллерсон призывал осудить Россию не меня, а Вас. Осуждайте. Мы уважаем территориальную целостность Грузии, равно как и уважаем территориальную целостность двух новых независимых государств Республики Абхазия и Республики Южная Осетия.

Вопрос: Одной из тем общения с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном была Украина. По итогам беседы в официальном сообщении МИД было сказано, что при рассмотрении ситуации на востоке Украины российской стороной отмечена безальтернативность Минских договорённостей. Ставит ли американская сторона под сомнение их безальтернативность? Какова из позиция?