Посольство Российской Федерации в США
Телефон для консульских вопросов: (202)939-8907 | Телефон экстренной связи: (202) 298‑5700
/График работы сегодня: 9:00–18:00
15 апреля

ДРСМД, СНВ-3 и кризис в российско-американском контроле над вооружениями


Посол А.И.Антонов выступил на ежегодной конференции НПО «Ассоциация по контролю над вооружениями»:
Уважаемые дамы и господа,
Рад принять участие в ежегодной конференции «Ассоциации по контролю над вооружениями». Благодарен за приглашение принять участие в дискуссии по наиболее актуальным вопросам стратегической стабильности.
Я хотел бы сделать краткое вступление, которое могло бы послужить основой для дальнейшей беседы.
Первое. Исхожу из предпосылки, что большинство присутствующих здесь выступают в поддержку контроля над вооружениями. Все мы обеспокоены нынешним состоянием стратегической стабильности.
Зачем нужен контроль над вооружениями? Для меня ответ очевиден: контроль над вооружениями, включая разоружение, создает благоприятную и предсказуемую атмосферу в отношениях между ведущими державами; положительно влияет на международную обстановку; способствует снижению напряженности в мире; экономит деньги налогоплательщиков, что позволяет инвестировать в экономики наших стран и повышать благосостояние людей.
Почему большинство стран мира требуют от России и США действий в сфере контроля над вооружениями? Попытаюсь ответить. Россия и США – крупнейшие ядерные страны, обладающие 90-95% всего ядерного оружия в мире. Именно поэтому лидеры наших стран в 2009 г. решили начать переговоры по ограничению стратегических наступательных вооружений. Это было закономерно, учитывая позитивный опыт двустороннего сотрудничества в области стратегической стабильности. Потенциал совместной борьбы за мир, безопасность, разоружение, укрепление нераспространения и контроля над вооружениями далеко не исчерпан. Мы можем многого добиться, если будем уважать национальные интересы друг друга. Наша приоритетная задача – создать архитектуру безопасности, которая бы на практике воплощала принцип единой и неделимой безопасности для всех государств.
Второе. Безопасность России определяется не только балансом стратегических ядерных арсеналов обеих стран. Она зависит от множества других факторов, в том числе американских планов по развитию глобальной системы противоракетной обороны; высокоточных вооружений большой дальности; нестратегического ядерного оружия США в Европе; соотношения обычных вооруженных сил; размещения множества военных баз с военной инфраструктурой вдоль российских границ; потенциального развертывания вооружений в космосе; перспектив Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ); ситуации в сфере нераспространения ядерного оружия и др.
Третье. На протяжении многих лет США не допускали мысли об ограничении своего военного потенциала. Сегодня мы планируем обсудить ДРСМД и ДСНВ. А также того, что необходимо сделать для ограничения негативных последствий американских усилий по разрушению режима контроля над вооружениями. Однако эти договоры - лишь часть глобальной проблемы.
Четвертое. Вопрос вовлечения абсолютно всех государств, обладающих ядерным оружием, в процесс ограничения и сокращения ядерных арсеналов становится все более актуальным.
Пятое. Давайте посмотрим, что было сделано Российской Федерацией для сохранения ДРСМД. Начиная с 2007 г. мы призывали рассмотреть возможность придания Договору многостороннего характера (а ведь именно об этом сейчас говорят представители администрации США). Обсуждали наши озабоченности по соблюдению Вашингтоном соглашения в рамках Специальной контрольной комиссии, не предавая их гласности. Чтобы снять американские претензии по ракете 9М729, были готовы к беспрецедентным мерам транспарентности, далеко выходящим за рамки наших обязательств по ДРСМД.
Что же мы получили в ответ от американских партнеров? Наши предложения были отвергнуты. Наши озабоченности по БПЛА, ракетам-мишеням и пусковым установкам Mk 41 на американских объектах ПРО в Европе, по сути, были проигнорированы. Вашингтон предпочел занять бескомпромиссную позицию и разговаривать с нами на языке ультиматумов. Понятно, что такая неконструктивная линия абсолютно неприемлема для нас и не способна привести к позитивному результату.
Вследствие развала ДРСМД, безусловно, понизится уровень предсказуемости международной безопасности и стратегической стабильности, а вероятность просчета возрастет.
Шестое. В последнее время политологами и средствами массовой информации настойчиво внедряется мысль о «выходе России и США» из ДРСМД. Подобная постановка вопроса является грубым искажением реального положения дел и в корне неверной интерпретации линии, которую наша страна проводит в контексте решения Вашингтона пойти на окончательный слом Договора.
Говорить о выходе России из Договора совершенно некорректно: вопрос об этом мы никогда не ставили и не ставим. Мы последовательно прилагали усилия по сохранению ДРСМД. Лишь после того, как Вашингтон приостановил выполнение своих обязательств, наша страна, с учетом американских нарушений соглашения, вынуждена была объявить о таком же приостановлении. Однако никаких действий по «выходу», включая направление соответствующего уведомления, нами не предпринималось. Соответственно, ставить нас на одну доску с США в этом отношении нельзя как с концептуальной, так и с правовой точек зрения.
Седьмое. Президент России В.В. Путин 2 февраля с.г. ясно дал понять, что Россия не будет размещать РСМД (если, конечно, такое оружие у нас появится) ни в Европе, ни в других регионах мира до тех пор, пока там не окажется аналогичное оружие американского производства.
Восьмое. Напомню, что именно выход США из ДПРО вынудил Россию приступить к разработке принципиально новых вооружений. Теперь же эти системы вызывают массу озабоченностей у ряда американских политиков и военных. А ведь мы предупреждали о возможных последствиях односторонних действий Вашингтона. Говорили, что не будем безучастно смотреть на попытки нарушить стратегический баланс. Нам не верили.
И что мы наблюдаем? На совершенствование глобальной ПРО США будут потрачены «астрономические» суммы. Но ведь все аналитики признают, что наши новейшие стратегические вооружения способны прорвать любую ПРО. От дальнейшего наращивания расходов пентагона на эти цели пострадают только американские налогоплательщики.
Между тем, наш ответ будет выстроен таким образом, чтобы не дать втянуть Россию в затратную гонку вооружений. К слову, согласно Докладу Генерального секретаря НАТО за 2018 г., страны НАТО потратили на оборону почти 1 трлн долл. (987,5 млрд, из которых европейские государства-члены альянса – 281,7 млрд, США – 684,4 млрд). Таким образом, военный бюджет альянса в 2018 г. более чем в 20 раз превысил оборонные расходы России (порядка 46 млрд долл.).
Решайте сами, кто подталкивает мир к гонке вооружений.
Девятое. Все больше опасений вызывает судьба ДСНВ, срок действия которого истекает в 2021 г. Мы неоднократно заявляли о готовности продлить Договор еще на пять лет. Однако администрация продолжает повторять, что вопрос прорабатывается на межведомственном уровне.
Между тем, продление ДСНВ – совсем не техническая формальность, которую можно было бы выполнить за пару недель. Нужно урегулировать серьезные проблемы. Американская сторона должна в полном объёме снять российские озабоченности относительно процедур вывода из засчета СНВ.
Это, напомню, связано с тем, что американская сторона вышла на требуемые по Договору уровни не только благодаря реальным сокращениям вооружений. Но и путем одностороннего вывода из засчёта своих СНВ, объявленных переоборудованными, что мы пока не можем подтвердить, как того требует Договор.
Десятое. Мы ответственно подходим к своей роли ведущей ядерной державы и обязательствам в сфере контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения. Наши предложения по урегулированию проблемы ДРСМД и сохранению ДСНВ остаются в силе. Возможности вернуться к равноправному профессиональному диалогу еще не исчерпаны.
Но ни за кем бегать мы не будем. Не будем инициировать новых переговоров по данной проблематике. Подождем, пока наши партнеры созреют для того, чтобы вести с нами равноправный, содержательный диалог по этой важнейшей для всего мира тематике. Неужели нужны новые потрясения, чтобы это произошло? Надеюсь, что нет. Все наши предложения – на столе переговоров.